воскресенье, 26 апреля 2015 г.

Chanel N°19 (Chanel)


Музыка: Клавдия Шульженко - "Синенький скромный платочек"


 


Тип: цветочный зеленый аромат.

Основные ноты в концентрации Eau De Toilette:
Верхние ноты: гальбанум, гиацинт, нероли и бергамот;
Ноты сердца: ирис, корень ириса, жасмин, иланг-иланг, ландыш, роза и нарцисс;
Ноты базы: кожа, сандаловое дерево, мускус, дубовый мох, ветивер и белый кедр.

Основные ноты в концентрации Eau De Parfum:
Верхние ноты: нероли, бергамот и зеленые ноты;
Ноты сердца: ирис, нарцисс, роза и ландыш;
Ноты базы: ветивер, сандаловое дерево, дубовый мох и кожа.

Мои личные впечатления: Я редко берусь за описание "легендарных" классических ароматов. Это непросто, да и написано/сказано о них и так уже предостаточно. Например, прекрасно написано об этом творении у Натальи. Я не буду детально описывать ноты композиции (как я это обычно делаю) и пытаться объяснить "как звучит этот запах" посредством слов. Я просто поделюсь теми воспоминаниями и образами, которые лично во мне этот запах пробуждает...

В коллаже я использовала портрет своей бабушки (по папиной линии). Его заказал мой дедушка, ещё когда был жив, у какого-то знакомого художника. И описание данного аромата я посвящаю своей бабушке (блокаднице, сейчас ей 88 лет) и той атмосфере, которую мне удалось впитать в их доме, будучи ребёнком.


Каждая картинка в этом коллаже отражает частичку моих воспоминаний... Не знаю, что видите вы, но я вижу тут: - рассаду на кухонном подоконнике,
- чай, имеющий всегда особый вкус,
- домашнюю выпечку,
- связанные вручную крючком белые кружевные салфетки,
- старинную посуду, ленинградский фарфор, чешский сервиз с голубыми розами,
- большое зеркало в спальне, перед которым я играла (когда меня никто не видел), представляя, что зеркало - это экран телевизора, а я - артистка :-))),
- хрустальные люстры в гостиной, в спальне... и хрустальный настенный светильник, который я любила включать/выключать до бесконечности, потому что свет красиво играл в "стеклянных сосульках".

Конечно, это всего лишь малая доля того, что я слышу и вижу, вдыхая "Chanel №19". Аромат был создан в 1970 году. И, конечно, это не совсем винтаж... Но я-то родилась в 1982, и я впервые услышала про блокаду, про военное время, увидела старинные вещи (более раннего периода), пропиталась послевоенной эпохой, которую бабушка как бы носила в себе, именно в 80-ых. Мало того, я никогда не видела у бабушки на косметическом столике "Chanel №19". Скорее всего, его там и не было. Но..., когда у бабушки с дедушкой собирались по праздникам гости, этот аромат абсолютно точно витал в воздухе и заполнял собой пространство!!! :-)

Эти пышные застолья отличались от обычных, традиционных, в простых советских семьях того времени... В них царила особая атмосфера торжественности, как будто это был особый торжественный банкет в Кремле... Дедушка мой был уважаемым военным врачом (полковником), бабушка - классическая представительница питерской интеллигенции (в прошлом - преподаватель немецкого языка). В дни праздников бабушка вставала ещё затемно и начинала готовить: лепила пироги, раскатывала пельмени, запекала горячее... Стол всегда был полон изысков, домашней выпечки, разных сортов рыб... В гости приходили (как мне ребенком казалось) очень важные персоны, обычно с женами, пышно одетые...Звенели хрустальные бокалы, произносились торжественные речи, искрилось шампанское, в гостиной было особенно светло, и  люстра сияла в два раза ярче обычного. В эти моменты дом абсолютно точно наполнялся благоуханием "Chanel №19". Может этими духами пользовался кто-то из постоянных гостей, но.. для меня так пахла атмосфера этих праздников и этого дома: сияющая торжественность, горьковатая строгость и пышная изысканность. Бабушка всегда представала перед гостями образцовой хозяйкой, любящей женой и строгой красавицей, с аристократическими чертами лица и холодными синими глазами.

Потом гости расходились, хозяева мыли посуду, большой стол сдвигали... И наступали обычные будни. И в эти дни я тоже наблюдала бабушку в обычной тонкой ситцевой ночной рубашке в голубой цветочек, наблюдала глубокую боль в её глазах (боль, оставшуюся со времен войны и после горьких жизненных потерь), видела, как она тревожно ждёт дедушку с работы каждый день, как она вяжет, болеет, обмотавшись в теплый шерстяной платок,  выращивает на подоконнике рассаду... Это немного другая её сторона. Мне (ребёнком) она была понятнее и ближе.
Сейчас, будучи взрослой, я чувствую в себе отголоски обеих этих сторон.

Вот несколько фотографий моей бабушки в юности:

Ленинград, 1948 год


С дедушкой:


С братом и подругами:


Комментариев нет:

Отправить комментарий